Business Impact Analysis — обзор нового продукта

С начала октября мы принимаем участие в бета-тестировании новой версии продукта для проведения анализа воздействия на бизнес — Business Impact Analysis Professional компании SunGard Availability Services. По нашей оценке, продукт уже достиг достаточного уровня стабильности работы, чтобы о нем было не стыдно рассказывать, и, предваряя примерно на месяц выход коммерческой версии, сегодня я расскажу об основных возможностях продукта.

Для тех читателей, которые не знакомы с функциональностью предыдущих версий, несколько слов о том, для чего предназначен BIA Professional. Продукт позволяет автоматизировать рутинную часть работы по проведению анализа воздействия на бизнес, а именно — подготовку анкет/опросных листов, рассылку их анкетируемым сотрудникам, сбор, консолидацию и последующий анализ информации. Что немаловажно, продукт позволяет обеспечить повторное использование информации — при регулярном обновлении результатов BIA, пользователям не надо заново отвечать на те же самые вопросы,  а достаточно только проглядеть сохраненные старые ответы, и, при необходимости, внести корректировки.

Перед тем, как начать описывать возможности продукта, я бы хотел сделать акцент на том, в каких случаях организации действительно нужен BIA Professional, чтобы получить адекватную отдачу от сделанных инвестиций. Давайте рассмотрим три критерия, каждый из которых может послужить достаточным аргументом для приобретения продукта.

  1. Масштаб организации. Если в процессе проведения анализа воздействия на бизнес вам приходится проводить анкетирование значительного числа сотрудников, то BIA Professional может оказаться существенным подспорьем. По моему опыту, собрать и консолидировать информацию даже из 50 анкет — это уже серьезный труд.
  2. Динамика организации. Если бизнес-процессы, внутренняя или внешняя среда организации подвержены частым изменениям, то скорее всего вам приходится обновлять результаты BIA 1-2 раза в год. Как следствие, этот процесс будет регулярно требовать отвлечения от основной деятельности большого числа руководителей среднего и высшего звена, и крайне важно минимизировать затраты их времени.
  3. Методология. Если вы хотите быть уверенным, что весь процесс BIA, начиная со сбора информации, и заканчивая подготовкой финальных отчетов, происходит в строгом соответстии с разработанной вами формальной методикой, средства автоматизации позволят вам добиться этого результата. Более того, вы можете предъявить этот факт при аудите вашей системы обеспечения непрерывности деятельности (будь то аудит Банка России по 242-П, или аудит на соответствие BS 25999).
Теперь давайте посмотрим, какие возможности предоставляет BIA Professional версии 10. Что появилось нового по сравнению с предыдущей версией? Во-первых,  продукт полностью интегрирован с LDRPS 10, а если быть точнее, то все продукты SunGard теперь становятся частью единой системы — Continuity Management Solution (CMS). Это больше, чем маркетинговый шаг — все компоненты CMS используют одну и ту же платформу, хранят свои данные в единой СУБД и используют общий механизм управления пользователями.

Основной экран системы теперь выглядит таким образом:

На сегодняшний день в CMS интегрировано 3 продукта — BIA, Risk Assessment и LDRPS. Оставшиеся Incident Manager и Notifind обладают механизмами интеграции, но пока функционируют на другой платформе.

Выбрав BIA Professional, мы «проваливаемся» в основное меню системы. То, что мы видим на экране системы, предназначено для администратора, интерфейс для конечного пользователя, анкетируемого сотрудника, значительно проще, до него мы дойдем чуть позже. Продолжить чтение «Business Impact Analysis — обзор нового продукта»

VMware — возможности vSphere по обеспечению непрерывности ИТ-сервисов

В начале октября  компания VMware выпустила новую версию своего продукта для обеспечения послеаварийного восстановления — Site Recovery Manager 4.0. 

В честь этого события я решил сделать небольшой обзор HA/DR решений от VMware с целью более корректного позиционирования решений и понимания существующих ограничений. Этот текст предназначен не для продвинутых инженеров VMware, которые вряд ли найдут здесь что-то новое для себя, но для специалистов, определяющих архитектуру HA/DR решений, и желающих понять возможности, предоставляемые продуктами VMware.

VMware High Availability (HA)

VMware High AvailabilityVMware HA позволяет в случае выхода из строя одного из серверов кластера ESX перезапустить все гостевые машины на оставшихся серверах. Решение является аналогом Active-Passive кластера из мира «железных» серверов, за исключением того, что не возникает проблем расхождения конфигураций, которая серьезно осложняет жизнь администраторов, обслуживающих большой парк серверов. Незначительным недостатком данного решения является определенное, хотя и небольшое, время восстановления (RTO), необходимое на перезапуск вирутальной машины.
VMware HA не требует дополнительного лицензирования, доступен для vSphere, начиная с версии Essential Plus.

 VMware Fault Tolerance (FT)

VMware Fault ToleranceVMware FT отчасти напоминает Active-Active кластер, но при ближайшем рассмотрении фунционирует принципиально по другому. Целью использования FT является обеспечение практически нулевого RTO в случае выхода из строя сервера ESX. Достигается это параллельным выполнением виртуальных машин на двух соседних серверах на уровне параллельного выполнения команд процессора. При этом весь вывод на дублирующей виртуальной машине подавляется на уровне гипервизора. Основным ограничением данной технологии на сегодняшний момент является невозможность использования FT для виртуальных машин с числом процессоров больше одного, а также невозможность создания FT кластера из машин, построенных на процессорах различной архитектуры. Кроме того, естественным ограничением является требование хранения виртуальных машин на разделяемой СХД.
VMware FT не требует дополнительного лицензирования, доступен для vSphere, начиная с версии Advanced.

VMware Site Recovery Manager (SRM)

В отличие от двух предыдущих решений, обеспечивающих локальные отказоустойчивые решения, SRM позволяет создавать распределенные решения для послеаварийного восстановления.
На DR-сайте разворачивается самостоятельная виртуальная инфраструктура, по мощности достаточная для выполнения виртуальных машин, которые планируется перенести в случае выхода из строя основного сайта. Из дополнительных элементов на обоих площадках разворачивается vCenter Site Recovery Manager.
В момент чрезвычайной ситуации отрабатывается план(ы) послеаварийного восстановления, которые определяют последовательность «выключения» виртуальных машин на основном сайте (если он доступен), и их запуска на DR сайте. Если в «мирное» время DR сайт используется для решения других задач, то SRM позволяет перед выполнением плана аварийного восстановления временно перевести в оффлайн функционирующие на сайте машины, и начать их восстановление  после того, как отработает DR план.
 Из основных отличий SRM версии 4 от предыдущей версии:
  • Поддержка vSphere;
  • Возможность работать с shared DR сайтами, что позволяет использовать один DR сайт для резервирования нескольких основных сайтов;
  • Поддержка переноса машин, работающих в режиме Fault Tolerance;
  • Расширенная поддержка СХД — NFS, iSCSI, Fiber Channel.
При использовании решения важно учитывать, что SRM никоим образом не обеспечивает репликацию данных — образы виртуальных машин реплицируются средствами СХД.
Site Recovery Manager лицензируется, как отдельный продукт.

ЦБ по прежнему лидирует

Банк России, который в этом году заметно вырвался вперед по отношению к остальным регуляторам, продолжает поддерживать статус лидера. На этот раз — в части информационной поддержки сообщества.

В 15 выпуске издания «Платежные и расчетные системы» ЦБ опубликовал переводы сразу двух документов в области непрерывности бизнеса в финансовой сфере: «Руководящие принципы обеспечения непрерывности бизнеса» Базельского банковского комитета (Банк по международным расчетам), и «Рекомендации по наблюдению за непрерывностью деятельности для системно значимых платежных систем» Европейского Центробанка.

Первый документ, как известно, послужил основой при выпуске изменений к Инструкции 242-П, поэтому на нем я остановлюсь поподробнее. Второй тоже достаточно любопытно прочитать, среди прочих моментов он дает чуть более широкий взгляд на целевые показатели обеспечения непрерывности деятельности, ставя для ряда участников рынка по главу угла влияние от прерывания деятельности не на их собственный бизнес, а на платежную систему на уровне страны (точнее говоря, Еврозоны). Несмотря на то, что документ ориентирован на финансовые организации стран Еврозоны, прочитать стоит, тем более, что документ небольшой. Единственное, рекомендую читать в оригинале, т.к. перевод этого документа, в отличие от «Руководящих принципов…», сильно оставляет желать лучшего.

Теперь вернемся к «Руководящим принципам…»

Поскольку этот документ во многом лег в основу измений к 242-П, достаточно интересно посмотреть, что из семи принципов вошло в 242-П, и в каком виде. Итак, по порядку.

Принцип 1. Ответственность совета директоров и высшего руководства.
«Советы директоров и высшее руководство организаций несут коллективную ответственность за непрерывность бизнеса организации.»

Принцип безусловно разумный, и, среди прочего, пересекается с рекомендациями BS 25999. Однако, в 242-П по каким-то причинам эти рекомендации не вошли. Тем не менее, основываясь на своем опыте, я бы рекомендовал максимально стараться воплотить его в жизнь — система будет работать горадо эффективнее.

Принцип 2. Крупные операционные нарушения.
«Участники финансового сектора и финансовые органы при формировании подхода к управлению непрерывностью бизнеса должны учитывать риск крупного операционного нарушения. Финансовым органам также следует оценить их собственную реакцию на потенциальные крупные операционные нарушения, которые могут затруднить проведение операций участниками финансового сектора или финансовой системой, за работу которой они несут ответственность.»

Тезис о том, что планы ОНиВД должны предусматривать возможность масштабных ЧС в 242-П вошел, и даже был дополнен ссылками на Российские нормативные документы. А вот рекомендации по поводу альтернативных площадок остались за кадром.

Принцип 3. Цели восстановления
«Участники финансового сектора должны сформулировать для себя цели восстановления, учитывающие потенциальный риск, который они представляют для операций финансовой сферы. Предпочтительно, чтобы формулировки таких целей восстановления были согласованы с соответствующими финансовыми органами или разрабатывались ими.»

Если в «Принципах…» делается упор на возможной влияние на финансовую систему в целом, то 242-П больше сфокусировано на стандартных для анализа воздействия на бизнес аспектах, т.е. влияние на бизнес кредитной органиации, как таковой.

Принцип 4. Обмен информацией.
«Участники финансового сектора и финансовые органы должны включать в свои планы обеспечения непрерывности бизнеса процедуры для обмена информацией во время крупного операционного нарушения внутри организации и с соответствующими внешними сторонами.»

Принцип нашел свое отражение в 242-П (Пункт 7 Приложения 5), хотя и в более общей форме.

Принцип 5. Трансграничный обмен информацией.
«Процедуры обмена информацией для участников финансового сектора и финансовых органов на случай крупных операционных нарушений, затрагивающих несколько стран, должны предусматривать обмен информацией с финансовыми органами, действующими в пределах других юрисдикций.»

Пункт разумный, но учитывая не очень высокий уровень зрелости нашей банковской системы в области непрерывности бизнеса, а также не такой высокий уровень интеграции в мировую банковскую систему — пока не нашел своего отражения в 242-П.

Принцип 6. Проверки (тестирование).
«Участники финансового сектора и финансовые органы должны производить проверку своих планов
обеспечения непрерывности бизнеса, оценивать их эффективность и соответствующим образом совершенствовать управление непрерывностью бизнеса.»

 Здесь 242-П раскрывает вопрос даже более подробно. Единственное, пожалуй, что было исключено — это крупномасштабное тестирование с вовлечением множества кредитных организаций. Наверное, не самое сейчас подходящее время — не все могут выдержать…

Принцип 7. Контроль за управлением непрерывностью бизнеса со стороны финансовых органов
«Финансовые органы должны включать в практику своей работы осуществление контроля за управлением непрерывностью бизнеса для проведения оценки участников финансового сектора, находящихся в сфере их ответственности.»

Этот пункт относится скорее к деятельности самого ЦБ, и появление изменений к 242-П можно считать первым шагом на пути выполнения этого принципа.

Обобщая все вышесказанное, можно рискнуть сделать следующие выводы:

  1. В некоторых аспектах «Руководящие принципы…» оказываются более подробными, чем 242-П, соответственно, и в этих вопросах ими можно и нужно пользоваться. Равно как и другими стандартами, такими как BS 25999, BS 25777.
  2.  «Руководящие принципы…» дают некоторое представление, в какую сторону, скорее всего, будет развиваться регулирование со стороны ЦБ.

Банки и непрерывность бизнеса

Требования по наличию у кредитных организация системы обеспечения непрерывности бизнеса со стороны Банка России присутствуют аж в двух местах.

С одной стороны, это стандарт по информационной безопасности СТО БР ИББС-1.0-2008. Невзирая на рекомендательный характер документа, банковское сообщество относится к нему с достаточным уважением, ибо понятно — просто так Банк России чего-то рекомендовать не будет.

Второй документ, выдвигающий гораздо более серьезные требования — положение 242-П «Об организации внутреннего контроля в кредитных организациях и банковских группах». Требования по наличию планов обеспечения непрерывности бизнеса были в нем и раньше, но только с 2009 года в нем появилось подробное описание того, что, собственно, Банк России рассчитывает увидеть. В документе достаточно подробно расписаны требования практически ко всем этапам жизненного цикла СУНБ. Само постановление носит обязательный характер, а вот «Рекомендации по структуре и содержанию плана…», как это следует из их названия — рекомендательный. Появление новой редакции 242-П заставило банки гораздо серьезнее присмотреться к вопросам обеспечения непрерывности бизнеса.